Церковь, армия и силовые структуры: восприятие и точки соприкосновения

139394514

Церковь, армия и силовые структуры: восприятие и точки соприкосновения…

 

Суть рассматриваемой проблемы:

  1. 1.      Глобальная военная угроза

Мировая статистика (Джон Стотт, «Новые проблемы современных христиан»):

«В период с 1945 по 1995 год, то есть за 50 лет, произошло 80 войн. Из них лишь 28 войн были традиционными», в которые были втянуты армии отдельных государств, 46 из них были гражданскими или партизанскими войнами»

«В 1993 году 42 страны были втянуты в основные военные конфликты планеты, 37 других стран участвовали в меньших конфликтах»

«Еще одной реальностью современной жизни является потрясающий уровень затрат на оборону. В 1995 году правительство США потратило на оборону 278 млрд. долларов, России – 82, Китая – 32. Общие же расходы на оборону в 1995 году составили более 1173 млрд. долларов. Президент Эйзенхауэр однажды сказал: «Каждое произведенное оружие, каждый спущенный на воду военный корабль, каждая запущенная ракета означает… обворовывание тех, кто голодает и недоедает, тех, кто замерзает и нуждается в одежде»

  1. 2.      Новые серьезные вызовы для церкви в Украине

Евангельские церкви в Украине сегодня столкнулись с новыми вызовами, требующими от них определения своей общественно-политической позиции (участие верующих в массовых мероприятиях политического характера, служба в армии (милиции) вообще и применения оружия для защиты своей страны в частности)

  1. 3.      Опасность отказа от ответа на вызовы

Неспособность ответить на эти вызовы порождает в христианах отчаяние, страх,  апатию, внутрицерковные споры и даже расколы

  1. 4.      Сложность поиска ответов

Исторически церковь воспринимала подобные вызовы, впадая в одну из двух крайностей – навязывание (инквизиция, крестовые походы) или избегание («немецкая церковь» при Гитлере)

 

Евангельские церкви пока являются маргинальным меньшинством в Украине и потому навязывание вряд ли возможно, зато избегание – вполне:

 

«Церковь ошибочно приняла временные преимущества свастики вместо духовных преимуществ креста Христова… Она балансировала между 2-мя крестами, желая быть верной обоим, однако поняла, что один крест не допускает присутствия другого. Церковь заключила мир с врагом, с которым ей предстояло вести войну»

 

«В каждом поезде, перевозившем евреев в лагеря смерти на восток, добровольным пассажиром должен был стать как минимум один христианин… Тот же, кто сохранил свою жизнь, потерял свою честь… Конфликт был не столько между церковью и Гитлером, сколько внутри самой церкви. Перед церковью стал вопрос, на который она должна была дать ответ: «Что для церкви означает быть церковью?»

 

Мартин Нимеллер: «Вначале они взялись  за социалистов, и я не поднимал голос, потому что не был социалистом. Затем они взялись за членов профсоюза, и я не поднимал голос, потому что не был членом профсоюза. Потом они взялись за евреев, и я не поднимал голос, потому что не был евреем. Затем они взялись за меня, и не осталось никого, кто поднял бы голос за меня»

 

Дитрих Бонхоффер: «Церковь должна противостоять несправедливости, даже если эта несправедливость направлена на кого-то вне церкви»

 

(Э. Люцер, «Крест Гитлера»)

 

Дитрих Бонхеффер: «Нет пути к миру через безопасность. Ради мира надо идти на риск, мир сам по себе – отважное приключение, и никакой безопасности в нем нет. Мир и безопасность – антонимы. Гарантий требует тот, кто хочет защитить самого себя, но мир – это полное повиновение Божьим заповедям, и тут уже не требуется гарантий. С верой и послушанием судьба народов вверяется руке Всемогущего Бога, и не надо пытаться управлять ею в эгоистических целях. Битвы выигрываются не оружием, но с помощью Божьей. Они выигрываются на том пути, который ведет к кресту»

 

(Эрик Метаксас, «Дитрих Бонхеффер: праведник мира против Третьего Рейха»)

 

 

Очевидно, существует  «золотая середина», но где? Наши духовные предшественники или «отцы» рассматривали эти вопросы в своих вероисповеданиях:

 

Баптистское вероучение 1689 года (статья 24, «О гражданских властях»)

1. Бог, верховный Господин и Царь всей вселенной, установил, чтобы гражданские власти подчинялись Ему и управляли людьми для Его собственной славы и общественного блага. И для этой цели Он наделил их силой оружия, предназначенного для защиты и поощрения делающих добро и для наказания делающих зло.

2. Христианам позволительно принимать на себя и исполнять обязанности должностных лиц, когда они призываются к этому. При исполнении этих обязанностей они особенно должны отстаивать справедливость и способствовать сохранению мира в соответствии со здравыми законами каждого государства, каждой республики. Поэтому для достижения этой цели они могут законно вести войну в эпоху Нового Завета на справедливых основаниях и в необходимых случаях.

Баптистское вероучение 1928 года в редакции Н.В. Одинцова (статья 13, «О гражданском порядке»)

Мы веруем, что правительства от Бога установлены, что Он облекает их властью для защиты добрых и для наказания злых. Мы считаем себя обязанными оказывать безусловное повиновение их законам, если таковые не ограничивают свободного исполнения обязанностей нашей христианской веры, и тихою и безмятежною жизнью во всяком благочестии должны облегчать им их тяжелую задачу. Мы считаем себя также обязанными по Божию повелению молиться за правительство, чтобы оно, по Его воле и под Его милостивой защитой, так употребляло вверенную ему власть, чтобы сохранить мир и правосудие.

Вероучение евангельских христиан 1910 года в редакции И.С. Проханова (Глава 16, «Отношение к государству»)

Мы верим, что Церковь Христа, в противоположность Государству, есть Царство не от мира сего (Иоан.18,36). Жизнь Церкви и жизнь Государства — совершенно разнородны (1Кор. 2,6-7). По самому существу своему Церковь, признавая своим главою Христа, не может находиться под владычеством светской власти; тем более, она не может сама иметь светскую власть и не может действовать в ее духе и ее приемами (Лук. 12,13-14; Матф. 20,20-28;). Поэтому Церковь и Государство должны быть независимы друг от друга (Матф.22,21).

Но в вопросах, где Церковь и Государство соприкасаются — в делах просвещения (школы, записи браков, рождений и т.п.), — как отдельные члены Церкви, так и самые церкви всецело подчиняются всем государственным законам, не противоречащим слову Божию.

Мы признаем воинскую повинность, как оброк, но имеем общение с теми, кто иначе мыслит в этом вопросе… Любя свой народ и будучи готовы отдать для блага его нашу жизнь (Римл.9,1-4), мы не можем во имя этой любви ненавидеть какой-либо другой народ (Лук.10,25-37).

Вестминстерское вероучение 1646 года (глава 23, «О гражданских властях»)

1. Бог, верховный Владыка и Царь всего мира, установил гражданские власти, чтобы они подчинялись Ему и управляли народами ради Его славы и всеобщего блага.  С этой целью он вооружил их мечом власти, дабы они защищали и поддерживали делающих добро и карали делающих зло.

2. Для христианина вполне законно принимать на себя и исполнять обязанности гражданского правителя, если он к тому призван.  Занимающие такие должности должны особенно заботиться о благочестии, справедливости и мире, в соответствии со здравыми законами своего общества.  Для этого они могут, если позволяет закон, а в наше время – если это не противоречит Новому Завету, вести военные действия, когда того требует справедливость и когда это необходимо.

Аугсбургское вероучение 1530 года (артикул 16, «О светских [государственных] делах»)

Об отношении к светским делам наши церкви учат, что законные государственные учреждения являются благими делами Божьими, и что христиане могут по праву исполнять государственную службу, …  а также участвовать в праведных войнах, служить солдатами, … Они [наши церкви] осуждают анабаптистов, которые запрещают христианам принимать участие во всех этих светских делах.

Таким образом, христиане непременно обязаны повиноваться своим начальникам и законам, за исключением лишь случаев, когда те требуют от них совершения греха. Ибо в таком случае следует повиноваться больше Богу, нежели человекам (см. Деян.5:29).

  1. 1.      Как Бог относится к войне?

1)      Бог  владычествует над всем (Пс. 32:9-11, Ис. 14:24, 46:10-11, Дан. 2:21, 4:32, Мф. 28:18, Рим. 11:36)

2)      Он допускает зло войны для Своего суда за грехи людей (Лев. 26:14-39, Втор. 28:15-25, Суд.5:8, Плач Иер. 3:37-42, Откр. 6:4)

 

«Очевидно, что Всемогущий поступает так для достижения Своей конечной цели. Бог готов не принять во внимание некоторые из собственных желаний, чтобы осуществились более великие намерения. Бог допускает и санкционирует все, когда-либо происходящее. Он даже допускает то, что ненавидит» (Э. Люцер, «Крест Гитлера»)

 

3)      Прежде всего, Бог очищает грехи Своего народа (Ис. 42:23-25, Иер. 18:11, Иез. 9:6, Лк. 12:47-48, 1 Пет. 4:17-19, Евр. 12:1-14)

4)      Покаяние и послушание Богу – условие для отвращения Божьего суда (Лев. 26:3-8, Втор. 28:1-14, 3 Цар. 21:27-29, Пс. 80:14-15, 2 Пет. 3:9, Иона 3:4-10)

5)      Избежание войны – исключительная милость Бога (2 Пар. 20:15, Пс. 45, Мих. 4:1-5, 7:18)

6)      Бог не всегда избавляет верующих от войны, но призывает к верности и стойкости в любое время (Дан. 11:35, 12:10, Авв. 3:16-19, Мф. 24:4-14, 1 Фесс. 5:18)

 

«Позвольте напомнить, что дьявол и вся когорта нечестивцев полностью удерживается Божьей рукой как уздой, так что они не способны ни замыслить каких-либо козней против нас, ни, даже замыслив их, подготовиться, ни, даже если они полностью спланировали их, пошевелить пальцем для их выполнения, если только Он не позволит им, и действительно не будет управлять ими» (Жан Кальвин)

 

 

  1. 2.      Что мы не должны делать в это время?

1)      Быть беспечными и легкомысленными (Иер. 7:1-8, Лк. 6:24-26, 21:34)

2)      Испытывать, разжигать и проявлять ненависть и мстительность к врагам – в разговорах, соцсетях (Исх. 23:5, Пр. 25:21-22, Мф. 5:44-48, Рим. 12:14-21, 1 Кор. 13:4-8, 1 Кор. 4:12-13, 1 Пет. 3:9-12,Лк. 23:34, Деян. 7:60)

3)      Уклоняться от своих обязанностей граждан Украины (Рим. 13:1-7, 1 Пет. 2:13-17, Тит 3:1)

4)      Поддаваться злости и панике и сеять ее среди других (Пс. 26:1-3, Пр. 29:25, Иак. 3:13-18)

5)      Пренебрегать истиной Библии ради теле-,  радио-  и интернет-новостей (Еф. 4:14, Евр. 13:9, Иер. 2:13, Ис. 8:20, Мф. 13:22,  Иоан. 8:31-32)

6)      Роптать на Бога и церковь (Чис. 14:2, 27-30, 1 Кор. 10:10-13, Иуд. 1:16, Флп. 2:14)

 

  1. 3.      Что должны делать мы, будучи христианами в это время?

1)      Быть внимательными к голосу Божьему (Пс. 84:9, Ис. 5:20, Иер. 23:22, Авв. 2:1, Иак. 1:1-8, Евр. 12:25)

2)      Питать свою веру Словом Божьим (Рим. 10:17, 1 Тим. 4:16, Мф. 4:4, Еф. 6:17)

3)      Выявлять, исповедовать и оставлять свои грехи (Иер. 6:16, Евр. 12:1-14, Мф. 11:28-29, Откр. 2:5, 3:19)

4)      Использовать возможность нести Евангелие другим (Иез. 3:18-19, Деян. 20:26-27)

5)      Молиться и поститься о церкви и пастырях, народе и правителях, о воинах и врагах (молитва: Исх. 17:8-11,Пс. 55:10,  Лк. 18:1, Иак. 5:16-18, 1 Тим. 2:1-8, пост: 2 Пар. 20:3, Ездр. 8:21, Есф. 4:16, Ис. 58, Иоиль 1:14, Мф. 6:16-18 )

6)      Содействовать единству церкви и нации (Иер. 32:39, Ин. 17:11-22, Рим. 16:17,  1 Кор. 1:10, 12:25-27, 1 Пет. 3:8, Еф. 4:3-6, Флп. 1:27)

7)      Исполнять свой гражданский долг  — помогать страждущим, защищать свою семью и свой народ (Рим. 13:1-7, 1 Пет. 2:13-17, Тит 3:1, Ин. 15:13)

7)      Быть примером надежды, утешения, благочестия, мудрости, терпения, мужества и милосердия для других людей (2 Пет. 1:5-8, 1 Кор. 11:1, Тит. 2:7, 1 Тим. 4:12, 2 Тим. 2:15, 1 Фесс. 1:6, 2 Кор. 6:4-17)

 

  1. 4.      Имеем ли мы право служить в армии (милиции) и применять оружие?

1)      Существуют 2 позиции – пацифистическая и «справедливой войны». Мы относимся с пониманием и принятием к тем, кто придерживается одной из них.

2)      Пацифистическая – непротивление злу насилием. Ее сторонники не берут в руки оружие, но могут служить в армии для защиты отечества в качестве невооруженных воинов (Мф 5:39-48, 26:52, 1 Пет. 3:9, Рим. 12:19, Откр. 13:10)

В августе 1945 года католический капеллан Джордж Забелка отслужил мессу католическому же летчику — пилоту бомбардировщика «Великий Художник», сбросившего атомную бомбу на самый «католический» город Японии Нагасаки (было уничтожено три женских католических монастыря). Позже отец Забелка принес покаяние: «Не обличить нравственную мерзость массового убийства мирных жителей было моим провалом и как христианина и как священника… После войны я ходил по руинам Нагасаки и пришел на место, где когда-то стоял Собор Ураками. С груды развалин я подобрал обломок кадильницы. Когда я смотрю на него сегодня, я молю Бога простить нас за то, как мы извращали учение Христа, как разрушали его мир извращенным учением» (Ричард Хейз, «Этика Нового Завета»)

 

  1. Наша основная война – духовная! (Дан. 10:13, Еф. 6:10-18, Откр. 12:7-11)
  2. Христиане призваны быть миротворцами и нести служение примирения (Мф. 5:9, 2 Кор. 5:18)
  3. Христос не призывал к вооруженному противлению угнетателям и Сам отказался использовать силу, защищая Себя от гонителей (Ис. 53:7, Мф. 26:36-47, 51-54)
  4. Христос призывает учеников страдать по Его примеру (Мф. 16:24-26)

 

«Он (Иисус) не встает на защиту палестинских бедных и угнетенных, поднимая восстание против Рима или еврейских коллаборационистов. Вместо этого Он исцеляет и проповедует. Он проповедует любовь и добровольно идет на гонения и смерть. Более того, Он не хвалит ученика, который попытался мечом защитить Его от несправедливого ареста, но изрекает пророческое слово суда против всех взявших меч и велит вложить меч в ножны» (Ричард Хейз, «Этика Нового Завета»)

 

  1. Христос и Павел учат общину учеников отказу от насилия и мести (Мф. 5:39, 43-48, Рим. 12:14-21)
  2. Справедливость следует рассматривать в эсхатологической перспективе (Ин. 5:29, Мф. 25:34-40)
  3. Ветхозаветные примеры «священной войны» (Втор. 20:10-16, 1 Цар. 15:3)  отменены новозаветным учением Христа и апостолов (Мф. 5:39-46, 2 Кор. 5:19, 10:3-4)

3)      Сторонники «Справедливой войны» берут в руки оружие и используют его. При этом они не стремятся воевать, но подчиняются необходимости делать это в силу их долга перед своими ближними (семьей, народом, страной). Война считается справедливой  при соблюдении следующих условий:

  1. Праведная причина (защита от агрессии, крайнее средство для сохранения справедливости или исцеления несправедливости)
  2. Законное начало (после официального объявления законными властями, а не отдельными гражданами)
  3. Пропорциональность средств насилия (без зверств и истязаний)
  4. Благородные мотивы (без ненависти, враждебности и жажды мести)
  5. Неприкосновенность гражданского населения
  6. Ясность конечной цели (ради установления мира)

4)      Изначально Бог установил принцип воздаяния за кровопролитие (Быт. 9:6). Поэтому лишение жизни по законному решению официальной власти не считалось нарушением заповеди «не убивай» (Лев. 20:15, Исх. 21:14-17, 29, Лев. 24:21, Чис. 35:16-21, Втор. 13:5, 22:22, 24:7). Поэтому выполнение военного приказа законного военного командования в условиях войны не является нарушением той же заповеди

5)      Воинская служба не противоречит воле Божьей (Неем. 4:7-20, Лк. 3:14, Деян. 10:1, Рим. 13:4)

6)      Защита семьи и  отечества – законная обязанность христианина (2 Цар. 10:11-12, Иоан. 15:13)

Несмотря на то, что христиане не имеют единого мнения о том, что думает Христос о войне, мы не должны как преувеличивать разногласия между нами, так преуменьшать то основное,  в чем мы едины. Все христиане утверждают, что Царство Божье есть не что иное, как Божье владение, где царствует праведность и мир,… что люди, наследовавшие Царство, должны жаждать праведности и идти мирным путем, воздерживаться от мести и любить своих врагов, что в Царстве Божьем перекуют мечи на орала и не будут более учиться воевать (Ис. 2:4)

 

(Джон Стотт, «Новые проблемы современных христиан»)

 

Источники:

  1. Джон Стотт, «Новые проблемы современных христиан»
  2. Ричард Хейз, «Этика Нового Завета»
  3. Эрвин Люцер, «Крест Гитлера»
  4. Эрик Метаксас, «Дитрих Бонхеффер: праведник мира против Третьего Рейха»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ

Русской Православной Церкви

(Архиерейский собор 2000 г.)

VIII. Война и мир

VIII.1. Война является физическим проявлением скрытого духовного недуга человечества — братоубийственной ненависти (Быт. 4. 3-12). Войны сопровождали всю историю человечества после грехопадения и, по слову Евангелия, будут сопровождать ее и далее: «Когда же услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть» (Мк. 13. 7). Об этом свидетельствует и Апокалипсис, повествуя о последней битве сил добра и зла при горе Армагеддон (Откр. 16. 16). Земные войны суть отражение брани небесной, будучи порождены гордыней и противлением воле Божией. Поврежденный грехом человек оказался вовлечен в стихию этой брани. Война есть зло. Причина его, как и зла в человеке вообще, — греховное злоупотребление богоданной свободой, «ибо из сердца исходят злые помыслы: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15. 19).

Убийство, без которого не обходятся войны, рассматривалось как тяжкое преступление пред Богом уже на заре священной истории. «Не убий», — гласит закон Моисеев (Исх. 20. 13). В Ветхом Завете, как и во всех древних религиях, кровь имеет священный характер, поскольку кровь — это жизнь (Лев. 17. 11-14). «Кровь оскверняет землю», — говорит Священное Писание. Но тот же библейский текст предостерегает обращающихся к насилию: «Земля не иначе очищается от пролитой крови, как кровию пролившего ее» (Числ. 35. 33).

VIII.2. Неся людям благую весть примирения (Рим. 10. 15), но находясь в «мире сем», который пребывает во зле (1 Ин. 5. 19) и исполнен насилия, христиане невольно сталкиваются с жизненной необходимостью участвовать в различных бранях. Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов Святая Церковь причислила к лику святых, учитывая их христианские добродетели и относя к ним слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15. 13).

Когда святой равноапостольный Кирилл был послан Патриархом Константинопольским на евангельскую проповедь и прибыл в столицу сарацин, с ним вступили в спор о вере ученые последователи Магомета. Между прочими вопросами задали ему такой: «Христос есть Бог ваш. Он заповедал вам молиться за врагов, добро творить ненавидящим и гонящим вас, — бьющим в ланиту подставлять и другую, — а вы что делаете? Если кто обидит вас, изощряете оружие, выходите на брань, убиваете. Почему вы не слушаете своего Христа?» Выслушав cиe, святой Кирилл спросил у совопросников своих: «если в каком-либо законе будут написаны две заповеди, который человек будет совершенный исполнитель закона — тот ли, кто исполняет одну заповедь, или тот, кто исполняет обе заповеди?» Когда агаряне сказали, что совершеннее исполнит закон тот, кто соблюдет обе заповеди, то святой проповедник продолжал: «Христос Бог наш, повелевший нам молиться за обидящих нас и им благотворить, сказал также, что большей любви никто из нас в жизни сей явить не может, разве кто положит душу свою за други своя (Ин. 15. 3). Вот почему мы великодушно терпим обиды, причиняемые нам как людям частным, но в обществе друг друга защищаем и полагаем души свои на брани за ближних своих, чтобы вы, пленив наших сограждан, вкупе с телами не пленили и душ их, принудив к отречению от веры и богопротивным деяниям. Наши христолюбивые воины с оружием в руках охраняют Святую Церковь, охраняют государя, в священной особе коего почитают образ власти Царя Небесного, охраняют отечество, с разрушением коего неминуемо падет отечественная власть и поколеблется вера евангельская. Вот драгоценные залоги, за которые до последней капли крови должны сражаться воины, и если они на поле брани положат души свои, Церковь причисляет их к лику святых мучеников и нарицает молитвенниками пред Богом».

VIII.3. «Взявшие меч, мечем погибнут» (Мф. 26. 52), — в этих словах Спасителя находит обоснование идея справедливой войны. С христианской точки зрения, понятие нравственной правды в международных отношениях должно опираться на следующие основные принципы: любовь к своим ближним, своему народу и Отечеству; понимание нужд других народов; убеждение в том, что благу своего народа невозможно служить безнравственными средствами. Эти три принципа определили нравственные границы войны, которые были выработаны христианским миром в Средние века, когда, применяясь к реальной ситуации, люди пытались обуздать стихию военного насилия. Уже тогда существовала убежденность, что война должна вестись по определенным правилам, что и сражающийся человек не должен терять своего нравственного облика, забывая, что его противник — такой же человек, как и он сам.

Выработка высоких правовых норм в международных отношениях была бы невозможна без того нравственного воздействия, которое оказало христианство на умы и сердца людей. Требования справедливости в войне на деле далеко не часто удовлетворялись, но сама постановка вопроса о справедливости порой удерживала воюющих людей от чрезмерной жестокости.

В западной христианской традиции, восходящей к блаженному Августину, при определении справедливости войны обычно приводят ряд факторов, которые обусловливают допустимость начала войны на своей или чужой территории. К их числу можно отнести следующие:

войну следует объявлять ради восстановления справедливости;

войну имеет право объявить только законная власть;

право на использование силы должно принадлежать не отдельным лицам или группам лиц, а представителям гражданских властей, установленных свыше;

война может быть объявлена только после того, как будут исчерпаны все мирные средства для ведения переговоров с противной стороной и восстановления исходной ситуации;

войну следует объявлять только в том случае, если имеются вполне обоснованные надежды на достижение поставленных целей;

планируемые военные потери и разрушения должны соответствовать ситуации и целям войны (принцип пропорциональности средств);

во время войны необходимо обеспечить защиту гражданского населения от прямых военных акций;

войну можно оправдать только стремлением восстановить мир и порядок.

В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии (см. XV. 1). В связи с этим вопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действий нуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала.

Одним из явных признаков, по которому можно судить о праведности или несправедливости воюющих, являются методы ведения войны, а также отношение к пленным и мирному населению противника, особенно детям, женщинам, старикам. Даже защищаясь от нападения, можно одновременно творить всяческое зло и в силу этого по своему духовному и моральному состоянию оказаться не выше захватчика. Война должна вестись с гневом праведным, но не со злобою, алчностью, похотью (1 Ин. 2. 16) и прочими порождениями ада. Наиболее правильную оценку войны как подвига или, напротив, разбоя можно сделать, лишь исходя из анализа нравственного состояния воюющих. «Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе: помни, что все мы умрем», — говорит Священное Писание (Сир. 8. 8). Гуманное отношение к раненым и пленным у христиан основывается на словах апостола Павла: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12. 20-21).

VIII.4. В иконографии святого Георгия Победоносца черный змий попирается копытами коня, который всегда изображается ярко-белым. Этим наглядно показывается: зло и борьба с ним должны быть абсолютно разделены, ибо, борясь с грехом, важно не приобщиться к нему. Во всех жизненных ситуациях, связанных с необходимостью применения силы, сердце человека не должно оказываться во власти недобрых чувств, роднящих его с нечистыми духами и уподобляющих им. Лишь победа над злом в своей душе открывает человеку возможность справедливого применения силы. Такой взгляд, утверждая в отношениях между людьми главенство любви, решительно отвергает идею непротивления злу силою. Нравственный христианский закон осуждает не борьбу со злом, не применение силы по отношению к его носителю и даже не лишение жизни в качестве последней меры, но злобу сердца человеческого, желание унижения и погибели кому бы то ни было.

В связи с этим Церковь имеет особое попечение о воинстве, воспитывая его в духе верности высоким нравственным идеалам. Соглашения о сотрудничестве с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, заключенные Русской Православной Церковью, открывают большие возможности для преодоления искусственно созданных средостений, для возвращения воинства к веками утвержденным православным традициям служения отечеству. Православные пастыри — как несущие особое послушание в войсках, так и служащие в монастырях или на приходах — призваны неукоснительно окормлять военнослужащих, заботясь об их нравственном состоянии.

VIII.5. В основе христианского понимания мира лежат обетования Божии, засвидетельствованные в Священном Писании Ветхого и Нового Заветов. Эти обетования, придающие подлинный смысл истории, начали исполняться в Иисусе Христе. Для Его последователей мир является благодатным даром Божиим, о котором мы молимся и которого испрашиваем у Господа для себя и для всех людей. Библейское понимание мира значительно шире политического. Святой апостол Павел указывает, что «мир Божий… превыше всякого ума» (Флп. 4. 7). Он несравненно выше того мира, который люди способны создавать собственными усилиями. Мир человека с Богом, с самим собой и с другими людьми — неотделимы друг от друга.

У ветхозаветных пророков мир изображается как состояние, завершающее историю:«Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком… Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11. 6-9). Этот эсхатологический идеал связан с откровением Мессии, имя Которого — Князь мира (Ис. 9. 6). Война и насилие исчезнут с Земли: «И перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис. 2. 4). Впрочем, мир — это не только дар Господа, но и задача человечества. Библия дает надежду на осуществление мира с помощью Божией уже в пределах нынешнего земного существования.

По свидетельству святого пророка Исаии, мир есть плод правды (Ис. 32. 17). Священное Писание говорит и о правде Божией, и о правде человеческой. Обе они имеют отношение к завету, который Бог заключил с избранным народом (Иер. 31. 35). В этом контексте правда преимущественно понимается как верность союзническим отношениям. Насколько люди нарушают союз с Богом, то есть насколько они неправедны, настолько они лишаются плода правды — мира. В то же время одним из основных элементов Синайского законодательства было требование справедливого отношения к ближнему. Заповеди закона имели целью не обременительное ограничение свободы личности, но построение жизни общества на принципе справедливости для достижения относительного мира, порядка и спокойствия. Для Израиля это означало, что мир в общественной жизни осуществляется не сам собою, в силу неких естественных закономерностей, но он возможен, во-первых, как дар Божественной правды, и, во-вторых, как плод религиозных усилий человека, то есть его верности Богу. Там, где люди благодарно ответят верностью на правду Божию, там «милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются» (Пс. 84. 11). Впрочем, история Ветхого Завета дает множество примеров неверности и греховной неблагодарности избранного народа. Это дает повод пророку Иеремии указать на причину отсутствия мира в Израиле, в котором постоянно слышится: ««мир! мир!», а мира нет» (Иер. 6. 14). Пророческий призыв к покаянию звучит как песнь верности правде Божией. Несмотря на грехи народа, Бог дает обетование заключить с ним «новый завет» (Иер. 31. 31).

Мир в Новом Завете, как и в Ветхом, рассматривается как дар Божией любви. Он тождествен эсхатологическому спасению. Вневременность мира, возвещенного пророками, особенно явно видна в Евангелии от Иоанна. В истории продолжает царствовать скорбь, но во Христе верующие имеют мир (Ин. 14. 27; 16. 33). Мир в Новом Завете есть нормальное благодатное состояние человеческой души, освобожденной от рабства греху. Именно об этом говорят пожелания «благодати и мира» в начале посланий святого апостола Павла. Этот мир — дар Святого Духа (Рим. 15. 13; Гал. 5. 22). Состояние примиренности с Богом есть нормальное состояние твари, «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира» (1 Кор. 14. 33). Психологически это состояние выражается во внутреннем порядке души, когда радость и мир в вере (Рим. 15. 13) становятся почти синонимами.

Мир, по благодати Божией, характеризует жизнь Церкви во внутреннем и внешнем аспектах. Но, разумеется, благодатный дар мира зависит и от человеческих усилий. Дары Духа Святого проявляются лишь там, где существует встречное движение человеческого сердца, покаянно устремленного к правде Божией. Дар мира обнаруживает себя, когда христиане стремятся к его стяжанию, «непрестанно памятуя… дело веры и труд любви и терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 1. 3). Устремления к миру каждого отдельного члена тела Христова должны быть независимы от времени и от условий жизни. Угодные Господу, (Мф. 5. 9), они приносят плоды, где бы и когда бы ни совершались. Мир, как дар Божий, преображающий внутреннего человека, должен проявляться и вовне. Его следует сохранять и возгревать (2 Тим. 1. 6), а потому миротворчество становится задачей Церкви Христовой: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12. 18); старайтесь «сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4. 3). Новозаветный призыв к миротворчеству опирается на личный пример Спасителя и Его учение. И если заповеди о непротивлении злому (Мф. 5. 39), любви к врагам (Мф. 5. 44) и прощении (Мф. 6. 14-15) обращены прежде всего к личности, то заповедь о миротворчестве — «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф. 5. 9) — имеет непосредственное отношение к социальной этике.

Русская Православная Церковь стремится осуществлять миротворческое служение как в национальном, так и в международном масштабе, стараясь разрешить различные противоречия и привести к согласию народы, этнические группы, правительства, политические силы. Для этого она обращает свое слово к власть имущим и другим влиятельным слоям общества, а также прилагает усилия для организации переговоров враждующих сторон и для оказания помощи страждущим. Церковь также противостоит пропаганде войны и насилия, равно как и различным проявлениям ненависти, способной спровоцировать братоубийственные столкновения.

 

Комментарии

Нет комментариев