Церковь с больным сердцем Н. Педченко

Doctor.

 Поезд медленно набирал ход. Предстояла 8-и часовая дорога, но меня это ничуть не расстраивало. Люблю путешествовать, а особенно с хорошей книгой. Вот и сегодня собиралась скоротать дорогу за чтением. Через несколько минут после отправления обнаружила, что книга, которую хотела взять, осталась дома, и с собой была только Библия. «Ну что ж, — подумала я,— когда б еще столько времени провела вместе с Библией». Но особо вникнуть в чтение не удалось, потому что через несколько минут ко мне подсел мой сосед с верхней полки и как бы невзначай поинтересовался:

— Библию читаете? — спросил он, иронично улыбаясь, — я тоже раньше читал, и даже в церковь ходил…

Что-то мне уже подсказывало, что за этим последует очень непростой разговор. Это «что-то» меня редко подводит и в этот раз не подвело.

В ближайшие полчаса он поведал о своих духовных поисках, перечислял общины разных деноминаций, которые посещал, но в итоге пришел к выводу, что между тем, чему учат в церкви и как живут верующие, существует гигантская пропасть. Я видела, как молодой человек на боковой полке, который до нашего разговора увлеченно слушал музыку, отложил наушники в сторону. Мои соседи напротив тоже были не против послушать, как я буду выкручиваться и оправдываться, и с любопытством поглядывали на нас.

Сложность была еще в том, что многое из того, что он рассказал, было, к сожалению, очень похоже на правду. Говорить опять: «Не смотри на людей, смотри на Бога», было бы довольно глупо — зачем тогда поощрять и мотивировать людей идти в общество верующих? Да и в чем и как, собственно, еще можно увидеть Бога в церкви, если не в людях? 

 На пороге разочарований

 

Христиане часто задают себе вопрос: как привлечь людей в церковь? На эту тему написано много замечательных книг. Но меня в последнее время волнует другой вопрос — почему церковь утрачивает привлекательность? Почему так много звучит грустных историй о том, что написанное на фасаде или звучащее со сцены, не соответствует действительности? И, к сожалению, часто эти истории оказываются правдивыми.

Вместо того, чтобы заглянуть внутрь, мы, для более презентабельного облика, делаем «теологическую подтяжку лица», и «припудриваем себя мероприятиями». Различные промо-ролики, акции и флэш-мобы — это конечно впечатляет, но ненадолго. Не за комфортом и развлечениями люди идут в церковь. Вы редко встретите тех, кто ушел по причине твердых лавочек или не слишком хороших вокальных данных группы прославления. А споткнувшихся о споры и разногласия, о нечестность в финансах, деление на богатых и бедных, унижения и игнорирование — таких будет достаточно.

Лозунги и обещания давно всех «достали». Мы живем в стране, где уже не раз «всіх почули» и «ніколи не зрадили». Люди хотят увидеть жизнь. Слова, которые не расходятся с делами. Но вместо этого опять многообещающие заявления — «Церковь твоя семья!», «Мы любим вас»! Я думаю, мы даже не можем представить, что значат эти слова для сирот, наркоманов, бомжей и одиноких… Это, как маяк надежды, посреди шторма жизни. И мы никогда не

поймем до конца ту боль, которую переживают они, увидев, что и тут им не место, и не для них было написано «Тебе здесь всегда рады»…

 

Когда же вдруг кто-то осмелится сказать, что чувствует себя в церкви одиноко, то его уличат в недуховности. Ведь чувства стали считать признаком слабого уровня зрелости. Или же в лучшем случае посоветуют: «не смотри на людей…».

Странно, на чем мы основываем такие утверждения? Если на словах Христа: «итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают»… (Св. Евангелие от Матфея 23:3). Тогда нужно признать, что мы стали сборищем фарисеев и книжников. Обезличивание церкви делает ее чем-то мистически-призрачным и нереальным не только для необращенных людей, но и для нас самих. Мы как будто снимаем с себя ответственность за свою холодность, равнодушие, превозношение, а в итоге виноватым становится человек, который стал жертвой нашего игнорирования, потому что вместо того, чтобы смотреть на Бога он смотрит на людей…

Здорово придумано. Конечно, можно защищаться тем, что невидимая  церковь прекрасна и т.д., но люди приходят в видимые церкви.

Много шума, мало толка

То, что еще вызывает острую неприязнь у большинства людей, интересующихся Богом, так это сильная разрозненность верующих. Деление на деноминации настораживает, но категоричное неприятие друг друга и страстное желание каждой церкви затянуть человека именно к себе, отталкивает. «Приходите в нашу церковь, у нас хорошее прославление, у нас столько молодежи, у нас самые библейские проповеди и т.д.». Как-то незаметно подменилась Весть о Божьем Царстве на весть о «нашей церкви». Как правило, это развивает нездоровую конкуренцию между деноминациями и формирует искаженный рационалистический подход к благовестию — «смысл участвовать в служении, в результате которого люди придут не к нам?».

Христианам поучиться бы щедрому подходу к распространению Божьего Царства у Самого Царя. Он кормил и исцелял не только тех, кто следовал за Ним, но и всех кто приходил к Нему, притом часто исключительно за этим. Он даже не пожалел времени на служение сыну погибели Иуде; а это все-таки три года драгоценной жизни. Нам нужно освободиться от практики «зазывательства», от давящей на нас гонки, «чья церковь быстрей растет», и вернуться к простой вести о Христе и Его Царстве. (Если жить цифрами, то Иисус бы возглавил рейтинг неудачливых проповедников, за три года служения — горстка учеников. «Слабовато, брат, — сказали бы Ему сегодня, — Тебе не мешало бы прослушать пару семинаров о том, как сделать церковь успешной»).

Сегодня у многих церквей проблемы не с привлечением, а с привлекательностью.

Вообще, то, что качественно и действенно не нуждается в навязчивом пиаре. Сами пользователи продукции являются «скрытой рекламой». Нужна ли реклама городу, если он стоит на вершине горы? Нужно ли привлекать внимание к свету, если он светит пред людьми? Если мы будем теми, кем должны быть, то не нужно будет кричать: «Идите к нам!», люди захотят пойти с нами. Цветку не нужно заявлять о своей красоте — он просто цветет, ему не нужно рекламировать свой запах — он просто пахнет! И еще: подумайте, почему

в Корее и Китае люди находят дорогу в церковь без флэш-мобов и рекламы на столбах? Может они рассылают пригласительные «sms»?..

 

Хорошо забытое старое

 

На самом деле, секрет привлечения людей в церковь прост. По словам Христа, он сокрыт всего в четырех словах — «иметь любовь между собою». Вы только вдумайтесь, насколько сильным может быть эффект — «узнают ВСЕ, что вы Мои ученики». Не этого ли мы хотим?

Но настоящая любовь — очень дорогой пиар. Христу Он стоил жизни. Для того чтобы мы узнали о Его любви, Христу пришлось отложить царскую корону, и надеть терновый венец. Да и для многих последователей Иисуса любить — означало умирать. Цена любви по-прежнему высока. Как и прежде, это означает умирать для своей карьеры, амбиций, финансовой стабильности, рисковать своим здоровьем, жить на пределе физических сил.

«…мы оставили все и последовали за Тобою», — сказал Петр. Мы же иногда предпочитаем наштамповать флаеров, и с чувством выполненного долга оставить все при себе.

Вообще любовь чрезмерно романтизировали, одели в воздушные шарики и смайлики, и предпочли использовать ее, как существительное. Но, апостол Павел утверждает, что любить — это значит действовать — долго терпеть, милосердствовать, не завидовать, не гордиться, не бесчинствовать, не искать своего, не раздражаться, не мыслить зла, радоваться истине, все покрывать, всему верить, все переносить. Любовь, вопреки канонам грамматики, — это глагол. Такое понимание любви неудобное, потому что требует большой работы над собой. Ведь согласитесь, легко наклеить на бампере «Иисус тебя любит», трудней уступать дорогу. И просто выдохнуть у алтаря «Люблю!» под аплодисменты публики, а вот каждый день служить друг другу, распиная своя «Я», гораздо сложней.

О том, что у нас не все в порядке с  действенной любовью,  говорит и тот факт, что сегодня большинство христианской жизни сосредоточено вокруг теории и рассуждений. Просто откройте христианские новости, и вы прочтете: «прошел концерт», «прошла евангелизация», «прошла конференция»… Все это замечательно! Но почему среди «поговорили, помолились, обсудили, спели» так редко встречаются слова «сделали, накормили, вымыли, обогрели, построили, усыновили»? Насколько знаю, никто еще не отменил текст «Вера без дел мертва», и она по-прежнему действует любовью.

Поймите меня правильно, всему свое место. Конечно же, теория нужна, и знания важны! Но учиться, учиться, учиться — это девиз Ленина, а не Христа. Теория бессмысленна, если она не воплощается в жизнь. А воплощать теорию часто даже некогда. Мы так плотно устраиваем «внутрицерковную жизнь», что выглядываем за стены молитвенных домов только два раза в год — на Пасху и на Рождество. После того, как «соль земли» заняла такую «активную» жизненную позицию, разложению общества удивляться не приходится. Это скорей закономерность, чем аномалия.

 

В чем причина?

 

Почему нам так сложно действовать с любовью? Почему Тело Христа такое обмякшее и тяжелое на подъем? Ведь голова в полном порядке, память феноменальная, руки и ноги есть, но вот импульс сердца очень слабый. Настолько слабый, что нет сил донести свои ноги до домов нуждающихся, и подать руку для поддержки отчаявшихся. Кардиограмма показывает, что с нашим сердцем что-то не так.

Одной из главных причин болезней нашего физического сердца врачи называют — малоподвижный образ жизни:

«Стремление к комфорту создает условия для ослабления организма. Не смотря на то, что в век нынешних скоростей человек вынужден много передвигаться, движется он на самом деле очень мало; слишком много находится в состоянии физического покоя. Мышцы, не получающие постоянной умеренной нагрузки, теряют свою эффективность и функциональность — и они слабеют».

Не комфорт ли и излишний физический покой привели многих христиан в болезненное состояние? И не это ли повергло церковь Европы в «духовную кому»?

Еще одной основной причиной появления болезней сердца является другая крайность — чрезмерная активность.

На самом деле, очень много церквей заняты бурной деятельностью. Но вопрос — какая это деятельность? В книге «Стремление к Богу» Тозер пишет: «Мы живем в эпоху религиозной софистики. Настоящая простота во Христе встречается теперь между нами исключительно редко. Ее вытеснили программы, методы, лиги, союзы, общества и бешеная, требующая крайнего напряжения нервов деятельность, и все это крадет у нас время и занимает наше внимание, но в принципе неспособно удовлетворить сокровенные желания сердца».

А второй вопрос — какой ценой она (деятельность) ведется? Если в процессе подготовки мы готовы поубивать друг друга, то смысл от такой деятельности? Когда служение приправлено раздражением, озлоблением, резкой критикой и манипуляциями, когда наши дела не мотивированы любовью, не идут из глубины сердца, то это не приносит никакой пользы для Божьего Царства, а наоборот разрушает.

Именно об этом и говорил Апостол Павел:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».

(1-е Коринфянам 13:1-3)

Поэтому, я не думаю, что начав быстрей бегать, по церкви или за ее пределами мы обретем исцеление. Нет. Церкви нужно что-то более радикальное!

 

Любовь, как следствие

 

Представьте, что произошло бы в обществе, если бы сердце церкви было здоровым! Если бы мы не теоретически восприняли слова «иметь любовь между собою» и начали не только говорить о любви, а любить: в своей семье, в церкви, в общественном транспорте, на своей лестничной площадке… И это было бы не обязанностью пасторов, а духом общины! Запах любви распространился бы в наши подъезды, заполнил улицы и города… Ведь МЫ — благоухание Христово.

 

Как этого можно достичь?

 

Христос сказал: «да любите друг друга; как Я возлюбил вас». Ключом зажигания любви друг к другу, является не чувство долга или вины, а понимание того, как мы уже возлюблены.

Когда мы редко вспоминаем, как Он нас любит, мы забываем, как это «иметь любовь между собою». Ранняя церковь, ежедневно вспоминала о Его любви, преломляя хлеб по домам. Скорей всего, это не были большие общие собрания, а простые, домашние, в семейном кругу перед ужином…

Текст о жизни церкви из Деяния не дает мне покоя:

«И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах… И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви». (Деяния св. Апостолов 2:42-47)

 Я не знаю, почему совершать причастие могут только пасторы или диаконы. Быть может, для этого есть какие-то веские основания, сокрытые в глубине

 

истории. Но возможно, мы утрачиваем что-то ценное, сделав причастие торжественной службой, совершаемой раз или два в месяц…

Церкви просто необходимо поселиться у подножия креста и не раз в год наведываться к пустой гробнице. Ведь тяжело прощать, не чувствуя себя прощенным, и любить, не осознавая ту полноту и глубину любви, которую мы уже имеем во Христе.

Нам тяжело прикасаться к обезображенным грехом, потому что мы забыли, какими безобразными были. Простите за сказочное сравнение, но мы —отвратительные жабы поцелованные Принцем! Мы обрели человеческое лицо лишь потому, что Он полюбил нас. Вынул из болота греха, снял с нас проклятье и поселил во дворце благодати! Нам жизненно необходимо помнить, что мы не родились царственным священством, а стали им благодаря невероятной любви Христа!!! Такое понимание Божьей любви смиряет, делает сердце мягким и открытым, а лицо добрым.

 

Гениальное по-прежнему просто

Бог не поменял стратегии, Он начал восстановление мира с любви. И Он собирается его восстановить любовью! И если мы — Его Тело, то нам нужно продолжать делать Его дело Его методами. Единственное средство, которое сегодня может преобразить церковь, сделать ее привлекательной — это вера, действующая любовью, берущая начало у креста.

…………………………………………………………………………………………

 

Я вышла из поезда. После восьмичасового разговора болела голова. Мы хорошо поговорили о Боге, расстались друзьями. Меня радовало, что люди все еще хотят слышать о Боге. Но было больно, что не хотят слышать о церкви. И таких сегодня встречается очень много. Я шла и понимала, что мы не можем так жить дальше и делать вид, что все хорошо. Церковь должна измениться… начиная с меня.

 

Цитаты «в десяточку»…

 

Церкви нужно увеличивать теплоту братским общением, глубину ученичеством, силу поклонением Богу, широту служением, величину евангелизацией. Рик Уоррен

«Дьяволу редко удавалось придумать более изощрённую уловку, чем заставить верующих думать, что часть их миссии заключается в том, чтобы развлекать людей с целью привлечь их в церковь».

Чарльз Сперджен

«Вот парадокс: когда церковь избегает служения, приносящего боль и трудности, она сама начинает страдать. Она останавливается в своем развитии, перестает возрастать в зрелости»

Ф. Янси

«Мы ампутировали руки и ноги у тела Христова, оставив только большой рот. Церкви должны меньше говорить и больше служить во имя Иисуса.»

 Р. Уоррен

«Ты говорил о Церкви, как о женщине, которую любишь, а я точно знаю, что ее не встречал. Она не то место, где я бываю по воскресеньям,

— Мак сказал это больше самому себе, не зная, стоило ли высказывать подобную мысль вслух.

— Мак, … То, что я вижу — это люди и их жизни, живое, дышащее сообщество тех, кто любит меня, а не постройки и программы.

Моя Церковь, она вся для людей и жизни, вся держится на взаимоотношениях. Ты сам не можешь ее построить. Это Моя работа, и Я прекрасно делаю ее.

 «Хижина»  Уильям Пол Янг

«Воскресным утром я обвожу взглядом прихожан церкви и вижу, как рисковал Бог. По какой-то причине сегодня Бог являет Себя миру не столпом дыма и огня и даже не в теле Своего Сына, а в толпе людей, наполняющей церковь… Даже в несовершенстве своем мы показываем миру определенные черты Божьего естества. Что думает Бог о церкви, которая так неточно отражает Его образ? На этот вопрос можно ответить словами Малкольма Маггериджа «Когда Бог глядел на творение Свое, то в сердце Его бесконечное разочарование боролось с безграничной любовью»

Филип Янси

 «Много шума из-за церкви»

«Поместная церковь не может благовествовать, провозглашая Евангелие любви, если сама не является очагом любви».  Джон Стотт

Комментарии

Нет комментариев