Крест (Макс Лукадо)

OldRuggedCross_Sept06cropBWsmall.sized
Ибо слово о кресте
                                                                                              для погибающих юродство есть,
                                                                                       а для нас, спасаемых, — сила Божия.
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  1 Коринфянам 1:18

 

Куда ни брось свой взгляд, — всюду можно увидеть его. На храмах. На могильных памятниках. На украшениях. Крест является общеизвестным символом христианства. Не странен ли выбор именно такого символа? Не понятно, как так получилось, — орудие казни олицетворяет религию жизни.

Стали бы вы использовать в качестве украшения миниатюрный электрический стул, подвешенный на цепочке вокруг вашей шеи? А декорировали бы вы стену церкви веревкой с петлей? Поместили бы вы плаху с топором на вашей визитной карточке? Но с крестом это все проходит.

Почему же крест является символом нашей веры? Чтобы найти ответ на этот вопрос, нужно и посмотреть на сам крест. Нет ничего проще, — горизонтальный брус и вертикальный брус. Первый расходится в стороны как Божья любовь, второй уходит вверх как Божья святость. Первый символизирует широту Божьей любви, второй символизирует недостижимость Божьей праведности. Сам крест – это пересечение брусьев. Посредством креста Бог простил Своих детей, оставаясь при это справедливым Богом.

Как же так Он смог сделать? В двух словах: Бог возложил наш грех на Своего сына и привел в исполнение приговор о возмездии за грех. “Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Кор. 5:21).

Итак, представьте: Бог — на Своем троне. Вы — на земле. И между Богом и вами, между небом и землей весит на кресте Христос. Ваш грех – на Нем. Бог, который наказывает за совершение греха, изливает Свой праведный гнев на ваши пороки. Но Иисус принимает на себя этот гнев. Христос — между Богом и вами, гнев не доходит до вас. Возмездие за ваш грех осуществлено, но вы, находясь в тени креста, – живы.

Вот, что сделал Бог. Но для чего? Что двигало им? Мораль? Священная обязанность? Отцовский долг? Нет, Бог никому ничего не должен.

 

Кроме того, обратите внимание, что именно Он сделал. За вас Он отдал Своего Сына. Своего единственного Сына. Вы бы так поступили? Я – нет. Есть некоторые люди, за которых я отдал бы жизнь. Но, если вы попросите меня составить список тех, ради кого бы я пожертвовал своей дочерью, то этот список будет пуст. Даже не ищите для меня карандаш.

Но Бог включил в этот список каждого человека, когда-либо жившего или живущего сейчас. И в этом смысл креста. Бог возлюбил мир. “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную” (Ин. 3:16).

Как вертикальный брус четко говорит о святости Бога, так же горизонтальный провозглашает Его любовь. И насколько же необъятна эта любовь! Как чудесно, что в Писании не сказано: “Ибо так возлюбил Бог богатых…”, “Ибо так возлюбил Бог знаменитых…”, “Ибо так возлюбил Бог стройных…”. Не сказано также “Ибо так возлюбил Бог европейцев или африканцев…”, “…рассудительных или достигших успеха…”, “… молодых или пожилых…”.

Нет, читая Ин. 3:16 мы с радостью видим следующие слова: “Ибо так возлюбил Бог мир…”.

Насколько же широка любовь Бога? Достаточно широка, чтобы охватит весь мир. Если вы включаете себя в понятие “мир”, тогда любовь Бога объемлет вас. Любовь Бога, обращенная именно к вам.

Как же здорово быть принятым. Если вы не достаточно умны, вас исключают из университета. Если вы не достаточно квалифицированы, вас увольняют с работы. И, как это ни печально, если вы не достаточно хороши, вас иногда могут попросить покинуть церковь. Но даже если вы отовсюду гонимы, Христос принимает вас. И для того, чтобы показать широту Своей любви, Он вытянул одну руку вправо, другую – влево и позволил в таком положении прибить Себя гвоздями ко кресту во свидетельство Своей любви к вам.

 

А есть ли какой-нибудь предел Его любви? “Ведь он должен быть”, — так, наверно, думаете вы. Нет, прелюбодей Давид не обнаружил такого предела. Убийца Павел не нашел его. Предатель Петр не видел его. Предел человеческой любви существует, но Божьей любви – нет. Давид, Павел, Петр и многие другие, несмотря ни на что, обнаруживали себя в Божьем списке любви.

 

Комментарии

Нет комментариев