Один на один

haL_3a-L0uI

Мы никогда не преуспеем в молитве, если не отведем минуту, час, день, неделю – любое время – только для Бога, для Него одного. Эта задача требует немалой дисциплины и мужества, поскольку, как правило, у нас всегда находится что-то более срочное и важное. А время, когда мы «просто сидим и ничего не делаем» кажется бесполезным и часто больше угнетает, нежели помогает. Но другого пути нет. Предстояние в тишине перед Господом – вот центральное место любой Молитвы. Вначале неуправляемый шум и разноголосица в нашей душе заглушают голос Божий. Временами этот гомон невыносим. Однако медленно и постепенно мы начинаем ощущать, что время, проведенное в тишине и покое, умиротворяет душу и углубляет осознание себя и Бога. Затем, очень скоро, мы замечаем, что нам уже не хватает подобного уединения, если по каким-то причинам мы лишены его. И прежде чем мы осознаем, что происходит, в душе рождается стремление к тишине, в которой с нами говорит Бог.

Созерцательное чтение Священного Писания тесно переплетается с пребыванием в молчании пред Богом. Слово Божье побуждает нас затихнуть, а тишина, в свою очередь, открывает сердце для слова. Слова Писания проникают сквозь все наше многословие в те глубины сердца, где царит безмолвие. Оно и создает то пространство, в котором слово может быть услышано и принято. Без слова Божьего безмолвное пространство остается мертвым. А когда нет тишины, слово теряет свою созидающую силу, – оно требует безмолвия. Молчание становится самым глубоким откликом на слово.

Генри Нувен. «Постижение. «Три ступени духовной жизни»

Комментарии

Нет комментариев